Научные проекты Московского гуманитарного университета

Социология молодежи

Социология молодежи

Электронная энциклопедия

под редакцией проф. Вал. А. Лукова

Энциклопедия / Теории молодежи

Социализационной нормы концепция А. И. Ковалевой

 

Социализационной нормы концепция А. И. Ковалевой – совокупность теоретических положений в сфере социологического анализа социализации, выдвинутая Антониной Ивановной Ковалевой в 1990-х гг. в рамках научной школы молодежных исследований Московского гуманитарного университета и развитая в ряде работ ее коллег и учеников.

Концепция сформирована в ходе обобщения Ковалевой проблематики социализации личности в аспекте соотношения нормы и отклонения. Особенность этого обобщения состояла в том, что понятие социализации в отечественной общественной и гуманитарной науке до конца 1990-х гг. рассматривалось преимущественно в социально-психологическом и педагогическом контекстах (Кон, 1999; Мудрик, 1997). В целом проблематика социализации еще только осваивалась, и на социологических работах российских авторов не могло не сказаться, во-первых, то, что в 1970–1980-е гг. этот термин в СССР воспринимался преимущественно с негативным значением как противопоставленный термину «воспитание», и, во-вторых, «переоценка ценностей» в российской социологии 1990-х гг. (отказ многих ученых от марксистско-ленинской методологии анализа общественных явлений и неофитское обращение к социальным теориям, ранее критиковавшимся как  неверные или ущербные в силу их «буржуазности») в вопросах социализации привела к особому увлечению концепцией Э. Эриксона, построенной на методологии неофрейдистского психоанализа (Солодникова, 1993).

Ковалева, обратившись к нормативной стороне социализации личности (Ковалева, 1996), обнаружила ранее не замечавшееся различие социальной нормы и нормы, которой руководствуются субъекты социальной деятельности в процессе социализации. Это различие наиболее заметно и практически значимо применительно к конструированию нормы/девиации для детей (например, не являющаяся в обществе девиацией практика табакокурения или празднования радостного события с бокалом шампанского будет оценена как нарушение нормы, когда речь идет о детях — прежде всего своих). Такую специфическую норму Ковалева обозначила как социализационную. Концепция социализационной нормы содержит возможный подход к анализу результативности социализации личности. В общем виде, по Ковалевой, социализационная норма выступает результатом действия общественного механизма воспроизводства социальной сущности человека.

Социализационная норма определяется Ковалевой, во-первых, как результат успешной социализации, позволяющей индивидам воспроизводить социальные связи, общественные отношения и культурные ценности данного общества и обеспечивать их дальнейшее развитие; во-вторых, как многомерный эталон социализированности человека с учетом его возрастных и индивидуально-психологических характеристик; в-третьих, как устоявшаяся в обществе совокупность правил передачи социальных норм и культурных ценностей от поколения к поколению (Ковалева, 1997: 18).

Социализационная норма рассматривается как фактическая граница социализации, обусловленная параметрами социальности данного общества. Такая норма представляется проекцией социальности на человека, которая осуществляется агентами социализации и самим индивидом. Мера освоения общественных качеств индивидом материализуется в социальных проектах, которые варьируются в широких рамках социальной жизни конкретного общества. В результате человек артикулирует и актуализирует свою социальную природу, осуществляя в предложенных обществом границах собственный выбор. Баланс и глубина объективных и субъективных сторон социализации детерминированы и обществом, и индивидом (Жулковска, Ковалева, Луков, 2003: 99).

Ковалева подчеркивает, что социализационная норма тесно связана с социальной нормой, но не сводима к ней. Суть различия состоит в назначении той и другой нормы: для социальной нормы таким назначением является регуляция поведения индивида и груп­пы, для социализационной регуляция вместе с освоением нормы (адаптация к ней и ее интериоризация индивидом, как основного свойства, как differentia specifica). Цель регуляции передача социальной нормы. Субъектно-объектная сторона регулирования определяется отношениями «передающий-усваивающий» («учитель-ученик») (там же).

Социализационная норма имеет глубокие социально-исторические корни, восходящие к традиционному обществу ранних этапов его развития. Человек с установлением самых элементарных связей и отношений с другими людьми вынуждался обретать опыт жизнедеятельности и поведения, соответствующих ожиданиям других и воплощающих его реакцию на поведение других.

Развитие социальности как общественного и окультуриваемого состояния жизни людей происходило вместе с эво­люцией осмысления индивидом своего социального становления и объективации субъективных смыслов, интернализации и экстернализации продуктов человеческой деятельности. В условиях примитивного способа производства общественной жизни социализации индивидов носила только естественный характер. Она предполагала освоение индивидом тонкой социальности, мера которой не была упорядочена из-за примитивности социальных связей, отсутствия общности символических значений.

Развитие языка, а затем и письменности, роль которых в движении человечества к цивилизации общепризнанно, поставило возможности социализации на новую ступень, расширило границы транслируемых от поколения к поколению социально значимых символов, стереотипов поведения, обычаев, традиций, верования, знаний. Происходила смена «естественной» социальной среды целерационально и ценностнорационально «сконструированной» социальной средой (там же: 101).

Согласно концепции Ковалевой, институциализация социализационной нормы в широком смысле есть процесс, посредством которого практика социализации становится регулярной, типичной, что позволяет охарактеризовать ее как установившуюся в обществе совокупность правил воспроизводства социальной сущности человека. Взаимные типизации действий по передаче и освоению социального опыта постепенно создаются в ходе общей истории. Также устанавливаются образцы человеческого поведения. Институциализируется одно из многих возможных направлений поведения. А в ходе социализации происходит институциализация социализационных действий. Постепенно складывавшиеся социализационные практики как повторяющиеся опривыченные действия индивидов по освоению и передаче социальных норм, культурных ценностей, стереотипов поведения становятся значимыми для реализации его планов и успешности среди окружающих его людей. Типизация таких индивидуальных практик является источником институциализации социализационной нормы (там же: 102). Особенность социализационной нормы состоит в том, что новации последующих эпох передаются обществом и интериоризируются индивидом вместе с рудиментами традиционных, в том числе древнейших социализационных практик.

В концепции социализационной нормы существенно ее (нормы) разделение на три  основных типа: идеальный, нормативный, реальный.

Идеальный тип социализационной нормы, по Ковалевой, определяется общественными идеалами и строящимися на их основе ориентирами личностного развития. Этот тип нормы может быть как очень далек от реальности, так и достаточно приближен к ней, являясь как бы декларативным вариантом желаемых моделей социализации, отраженных в манифестах, политических программах, целях воспитания и т. д.

В основе нормативного типа, согласно концепции Ковалевой, лежат формализованные положения о том, каким должен стать человек, что могут и должны сделать соответствующие социальные институты для обеспечения интеграции индивидов в общество. Этот тип социализационной нормы мало подвижен. Он имеет границы с небольшими колебаниями альтернативных возможностей и, как правило, ориентирован на всеобщие, обязательные для всех (хотя бы и в пределах дифференцированных социальных статусов) траектории жизненного пути (образование, трудовая деятельность, участие в политике) и идентичности личности.

Реальный тип социализационной нормы, по Ковалевой, отражает статистическое большинство результатов социализации индивидов данного общества в конкретный исторический период его развития. Реальная социализационная норма, имея, как правило, много сходства с ее нормативным типом, нередко существенно отличается от последнего, вплоть до противоположности. При этом социализация может оставаться соответствующей реальной норме. Она имеет широкую вариативность, основывающуюся на автономии формирующейся личности. Например, социализационная функция семьи, нашедшая отражение в нормах законодательства, может реализовываться как на основе толерантных взаимоотношений родителей и детей, так и на основе авторитарного воспитания, а, возможно, и насилия. В отличие от идеального и нормативного типов реальная социализационная норма имеет зыбкую и неустойчивую границу с отклонением в социализации. Подвижность этой границы позволяет фактически каждой социализационной траектории выходить за рамки нормы, иметь хоть какое-нибудь отклонение, замеченное или не замеченное в оценках объективных и субъективных сторон результативности социализации (там же: 104).

Социологический аспект концепции социализационной нормы выявляется в определении трех уровней их функционирования: нормы социализации индивидов, которые обусловлены как биологическими, так и социальными факторами; нормы для социальной группы, детерминированные особенностями конкретной совокупности индивидов, ее типических черт; общесоциализационные нормы, отражающие состояние развития общества, параметры его социальности, общественные идеалы, ценности и механизмы социализации (там же: 105).

Существенным утверждением концепции является выведение обусловленности социализационной нормы параметрами социальности данного общества: «Ее регуляторами выступает культура, социальные нормы и ценности. В ее изменениях не просматривается тенденция к тотальной упорядоченности и всестороннему контролю процессов социализации индивидов. Социализационная норма коррелируется с социальными типами личности, доминирующими в обществе, с возрастной характеристикой индивида, его статусными притязаниями» (там же: 105).

Для социологии молодежи важным является утверждение, что социализационная норма «специально проектируется и культивируется в качестве возрастно-нормативной на основе определенных ценностных оснований и других ориентиров развития. Например, в таком институте социализации, как система образования, эта норма закладывается в концепциях и программах различных его ступеней» (там же: 106).

Концепция социализационной нормы показала свою применимость и для стабильного общества, и для динамично развивающегося общества, когда имеет место феномен социальной аномии (Ковалева, 2001, 2003, 2007, 2011, 2012; Ковалева, Луков, 1999, 2012). Соответствующая статья вощла в энциклопедическое издание «Социология молодежи» (Ковалева, 2008). В ряде работ по социологии молодежи концепция социализационной нормы применена как методологическая основа исследования (Агранат, 2010; Ковалева, Богданова, 2012). В период активного развития российской социологии молодежи в части формирования авторских теорий молодежи (1990–2010-е гг.) концепция социализационной нормы стала одним из признанных в научном сообществе итогов осмысления состояний и процессов в молодом поколении (Луков, 2012; Социологи…, 2014).

 

Лит.: Агранат, Д. Л. (2010) Социализация личности в военизированных организациях: проблемы нормы и отклонения. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 228 с.; Жулковска, Т., Ковалева, А. И., Луков, В. А. (2003) «Ненормальные» в обществе: Социализация людей с ограниченными интеллектуальными возможностями. Москва–Щецин : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 432 с.; Ковалева, А. И. (1996) Социализация личности: норма и отклонение / Ин-т молодежи. М. 224 с.; Ковалева, А. И. (1997) Социализационная норма в современном российском обществе : автореф. дис. ... д-ра социол. наук. М. 32 с.; Ковалева, А. И. (2001) Личность и общество: Лекции по социологии : учеб. пособие. М. : Социум. 104 с.; Ковалева, А. И. (2003) Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, социализационная траектория // Социол. исследования. № 1. С. 109–114; Ковалева, А. И. (2007) Проблемы результативности социализации молодежи в изменяющемся обществе // Вестник Международной академии наук (Русская секция). № 1. С. 73–77; Ковалева, А. И. (2008) Норма социализационная // Социология молодежи : энциклопед. словарь / отв. ред. Ю. А. Зубок, В. И. Чупров. М. : Academia. С. 302–304; Ковалева, А. И. (2011) Общество и личность : Лекции по социологии : учебное пособие. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 204 с.; Ковалева, А. И. (2012) Методологические проблемы исследования социализации // Знание. Понимание. Умение. № 2. С. 19–24; Ковалева, А. И., Богданова, В. В. (2012) Траектории социализации : монография. М. : Изд-во Моск. гуманит. ун-та. 184 с.; Ковалева, А. И., Луков, В. А. (1999) Социология молодежи: Теоретические вопросы. М. : Социум, 351 с.; Ковалева, А. И., Луков, В. А. (2012) Социализация: социально-философский, социологический и социально-психологический аспекты понимания // Философия и культура. №3. С. 27–35; Кон, И. С. (1999) Социологическая психология : Избр. психол. труды. М. : Моск. психол.-социальн. ин-т; Воронеж: НПО «МОДЭК». 555 с.; Луков, В. А. (2012) Теории молодежи : Междисциплинарный анализ. М. : Канон + РООИ «Реабилитация. 528 с.; Мудрик, А. В. (1997) Введение в социальную педагогику. М. : Ин-т практич. психологии. 365 с.; Солодникова, И. В. (1993) Социальная идентичность и жиз­ненный путь личности: (Исследовательские проекты в области со­циальной работы). М. : ИМ. 116 с.; Социологи России : История социологии в лицах (2014) : библиогр. справочник / отв. ред. Ж. Т. Тощенко.  2-е изд., перераб. и доп. М. : ЮНИТИ-ДАНА. 544 с.

 

Вал. А. Луков, В. А. Гневашева